«Братская могила солдат артиллерийского расчета, погибших в 1942 году»

Ставропольский край,Красногвардейский район, 10 км. от с. Дмитриевское, на расстоянии 2800 м. от трассы Ставрополь-Ростов-на-Дону
Информация: 
2-3 августа 1942 г. 4-я стрелковая дивизия генерала И.П.Рослого 12-ой армии Южного фронта, после тяжелых боев в Донбассе, шла Ставропольскими степями. В районе сел Дмитриевского - Безопасного, она попала в окружение. Единственный выход из создавшегося положения – перерезать шоссейную дорогу, по которой бесконечным потоком шли немецкие танки, артиллерия и прорваться к калмыцким степям.

4-я стрелковая дивизия после тяжелых боев в Донбассе. После того, как оставила город Ворошиловград, Шахты, шла ставропольскими степями. В районе сел Дмитриевского - Безопасное  она попала в окружение. Двое суток отбивала атаки фашистов. Положение ее казалось безнадежным – позади река Егорлык с заболоченными берегами, с трех сторон – неприятель.

По шоссейной дороге со стороны Ростова на Ставрополь, который уже был оккупирован, бесконечным потоком шли немецкие танки, артиллерия, грузовики с пехотой, мотоциклисты-автоматчики.

 «Мешок», в который попала дивизия, затягивался. Существовала угроза быть дивизия или уничтоженной или еще хуже – плененной.

Единственный выход из сложившегося положения – перерезать шоссейную дорогу, прорваться к калмыцким степям.

4 августа командир дивизии Иван Павлович Рослый вызвал к себе командира зенитно-пулеметного взвода старшего лейтенанта Филиппова. Его взвод обладал большой огневой силой и подвижностью…

Командиру уставом дано право приказывать, а подчиненному приказ выполнять. Однако на этот раз, видя крошечный шанс спасения вверенных ему  человеческих жизней, генерал, прежде чем отдавать приказ, решил посоветоваться со своими подчиненными. Состоялся вдумчивый разговор генерала со старшим лейтенантом. И только после этого генерал поставил боевую задачу: внезапным огнем зенитно-пулеметных установок уничтожить и поджечь на шоссе несколько вражеских машин, оседлать дорогу.

Зенитно-пулеметные установки должны были занять огневые позиции в 20-30 метрах от шоссейной дороги.

Генерал лично познакомился с расчетами зенитно-пулеметных установок, все знали, что  от их выдержки, умения, хладнокровия зависит успех операции.

Получив задачу, старший лейтенант и его подчиненные во всех деталях обсудили возможность и успешность ее решения. Каждый номер расчетов получил по несколько штук противотанковых гранат на случай, если придется отражать атаки танков и бронемашин. Для усиления огневой мощи взяли на машины дополнительно несколько ручных пулеметов.

Немцы были настолько упоены своим беспрепятственным  продвижением по шоссе, что потеряли всякую бдительность.

Дождавшись ночи, солдаты и офицеры выкатили, невключая моторов, машины с зенитно-пулеметными установками к лесополосе, замаскировали.

Пока  зенитчики налаживали свои установки, командир дивизии и его офицеры осмотрели свою материальную часть – тяжелые минометы, орудия, тягачи. Артиллерийские снаряды закончились. Все, что, было, израсходовали за 2 дня боев в окружении. Тащить за собой пушки и минометы не было смысла: на территории, занятой врагом, негде пополнить запас. С орудий поснимали замки, повредили минометы, бензобаки тягачей. Чуть ли не по капле собранным бензином заправили несколько грузовиков. Погрузили ослабевших и раненых, продовольствие. Остальным – выходить на прорыв. Надеясь только на личные силы и мужество.

На рассвете 5 августа к лесополосе прибыл генерал с несколькими офицерами. Генерал-майор опять обошел всех, на кого ложилась ответственность и надежда, кому предстояло решение задачи прорыва, каждого расспросил, в чем его задача, как будет действовать. Командирам расчетов приказано занять места. Шоферам – держать руку на зажигании. В предутренней мгле в полной тишине ждали люди сигнала.

Медлить дальше было нельзя. Светало. По шоссе с зажженными фарами двигалась техника врага, отчетливо просматривались силуэты немецких солдат, сидевших на машинах.

Был дан сигнал. И, развернувшись, машины зенитчиков на предельной скорости выскочили к краю шоссе, ударили из установок, хлестнули по фашистам очереди из автоматов. Среди врагов секундное замешательство. Как и надеялся генерал, движение вражеской колоны было разорвано, образовалась широкая брешь по шоссе.

На глазах еще не пришедших в себя гитлеровцев сквозь брешь на шоссе хлынули воинские части дивизии. Их прорыв страховали те же зенитные установки, пулеметы. По сторонам шоссе рвались гранаты.

Бой был коротким и яростным.

Немцы опомнились, когда дивизия уже уходила в степь. Разобрались, что к чему. Стали стрелять. Поздно! Наши войска уходили на северо-восток, к калмыцким степям…

Никто теперь не скажет, при каких обстоятельствах погибли 6 артиллеристов. Их обнаружили женщины – колхозницы возле развороченного орудия. В 3-х километрах от шоссейной дороги. На том же месте, где настигла их смерть, артиллеристов и похоронили. После оккупации на их могиле поставили ствол от гаубицы…

Попытка установить подробности боя была сделана участников ВОВ, Кудиновым Николаем Николаевичем, директором Медвеженской школы № 6.В ходе чего были установлены ряд имен участников боя в  районе «Пушки». Это Мясоедов Федор Германович  командир роты 101 стрелкового полка 4 стрелковой дивизии. Багрянцев Дмитрий Георгиевич –начальник штаба 101 стрелкового полка 4 стрелковой дивизии, который отозвался на поиск в 1980 г. Щербаков Николай Акиндович –командир «Катюши» 271 гвардии минометного дивизиона. Во время боев в районе «Пушки» он взорвал «Катюшу» в момент, когда ее окружили фашисты.

В 1985 г. в дни 30-летия Победы на место сражения к памятнику приезжал участник этого сражения Шутенко Василий Афанасьевич. В это же время с. Дмитриевское посетил сын, погибшего и похороненного здесь Подоприхина Павла Федоровича, Семен Павлович, который в настоящее время проживает в Алма-Ате.

4-я стрелковая дивизия калмыцкими степями вышла к Грозному. После краткого отдыха, пополненная живой силой и вооружением, в ноябре 1942 г. она вела наступательные бои. Ей принадлежит слава освобождения г. Краснодара. Сражалась она до последних дней войны.

После оккупации, на месте их могилы был установлен ствол 122-мм гаубицы за № 4154.

В 1975 г. была установлена фамилия одного из артиллеристов – это Подоприхин Павел Федорович, фамилии и звания других, остались не известны.

В 2003 г. памятник был реконструирован силами Привольненского ЛПУМГ. Помимо ствола гаубицы, был установлен мраморный обелиск с данными о событии.

Федеральные округа

  • Центральный
  • Северо-Западный
  • Южный
  • Северо-Кавказский
  • Приволжский
  • Уральский
  • Сибирский
  • Дальневосточный