Обелиск погибшим в 1942 году воинам Рогачевской дивизии

Астраханская область, Ахтубинский район, у станции Верблюжья
Информация: 
В степи, у станции Верблюжья, Ахтубинского района, Астраханской области стоит высокий обелиск. Он напоминает всем, ныне живущим на этой земле, о погибших здесь в 1942 году воинах Рогачевской дивизии, спешивших на помощь Сталинграду. 169-я Краснознамённая орденов Суворова и Кутузова Рогачевская дивизия после переформирования и пополнения была направлена на Сталинградский фронт. Но на станции Верблюжье немецкая авиация атаковала дивизию, навязав ей неравный бой. Массированный налёт фашистских самолётов происходил в условиях открытой степной местности. Горели теплушки, горела степь, всё горело. Тогда погибло более 500 человек из дивизии. Убитых хоронили тут же – в воронках от бомб. Основное захоронение расположено северо-восточнее станции, в 150 метрах от железной дороги. Во время реконструкции памятника, установленного на месте гибели рогачевцев, учитывались все рассказы, оставшихся в живых, в те страшные дни, ветеранов дивизии. Вот одно из них! «Проша, сердце моё обливается кровью, как заслышу вражеские самолёты. Жалко Колю и Варюшу, малолеток, а вы пятитесь. Отступать, Проша, некуда. Не окажись трусом. Смолоду ты им никогда не был. Сила в вас - большая. Стой и душой и кровью за народ, за детей наших. Будешь трусом, не ворочайся домой». Так писала в сентябре 1942 года солдату Прохору Шлыкову его жена. В те дни слова эти, казалось, были обращены к каждому. Окрепшие, залечившие раны, солдаты рвались в бой. Не все они смогли добраться до назначенного пункта. Было раннее утро, когда их эшелон остановился и послышался гул немецких самолётов. Они прошли стороной, но вернулись и обрушили на эшелон свой смертоносный груз. Люди кинулись кто куда-под вагоны, к домам, в степь. Их везде настигали пули и бомбы. В щепки разлетались вагоны, кричали раненые, ржали насмерть лошади. Загорелись и начали полыхать стоящие рядом эшелоны с горючим и боеприпасами. Раздались мощные взрывы, небо почернело от дыма и копоти. Немцы бомбили десять минут. Казалось, мёртвых было больше, чем живых. До сих пор точно никто не знает, сколько же всего погибло в тот день. В первую очередь очистили и восстановили железнодорожные пути. И только после того, как застучали колёса новых эшелонов, начали хоронить погибших. Над ними, оставшиеся в живых поклялись отомстить фашистам.